Одним из самых интересных вопросов, затрагивающих интересы большинства жителей страны, является стоимость бензина внутри страны. Спрашивается — какого черта в крупнейшей нефтеэкспортной стране цена на нефтепродукты для своих жителей больше, чем в крупнейшем импортере углеводородов, которые еще нужно тащить туда через океан?

Ответы полны многообразия.

Вот, к примеру, директор департамента развития конкуренции и анализа конъюнктуры рынка Министерства экономического развития РФ Александр Пироженко: «В США динамика цен на нефть практически повторяет динамику цен на бензин, и если бы российские нефтяники работали по принципу американских, то в июне и июле прошлого года, когда был пик цены на нефть, литр бензина в России стоил бы 50 рублей». По словам чиновника, разность динамики цен на нефть в России и США обусловлена самим формированием этой цены: в цене литра американского бензина налоги составляют только 20%, в цене российского — 60%.Также, чиновник отметил, что цена бензина на российском рынке весьма приемлема. «В Венесуэле бензин дешевый (1 доллар — около 50 литров бензина), однако правительство там ежегодно забирает 19 млрд долларов на субсидирование нефтяной отрасли, чтобы у Венесуэла были самые низкие цены в мире, — сообщил Пироженко. — В Китае похожая ситуация с нефтяной отраслью».

На эту же тему журнал «Секрет фирмы»:

Оптовая цена бензина, внутренняя цена на нефть и мировая цена на нефть — три сестры. С одной стороны, стоимость нефти внутри страны заложена в себестоимость бензина. С другой — внутреннюю и внешнюю цену роднит налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Он включен в обе цены и рассчитывается в рублях с одной тонны добытого сырья, затем умножается на повышающий коэффициент, учитывающий, в частности, изменение мировой цены на нефть. В себестоимости бензина, по данным Российского топливного союза, НДПИ занимает около 9%.

На внутреннюю цену также влияют курс рубля к доллару (слабее рубль — дороже нефть) и экспортная пошлина (чем она ниже, тем ближе внутренняя цена нефти к мировой в долларовом эквиваленте). «Эти два параметра плавающие, отчего происходят скачки цен»,— отмечает Алексей Бураков, генеральный директор компании «Алгоритм. Топливный интегратор».

Когда мировая цена на нефть стала падать, внутренняя с небольшим опозданием последовала за ней. Но вот сюрприз: цифры на ценниках заправок стадному чувству не поддались. Где же осели деньги?

Независимые заправщики грешат на нефтяников. Многочисленные мелкие сети АЗС идут на поклон к немногочисленным производителям бензина, с которыми борется ФАС, то есть покупают бензин на их же нефтебазах либо на НПЗ мелким оптом. Независимый владелец АЗС делает заказ на бензин, а нефтяник либо не отгружает в этот регион бензин, потому что продает его там через свои заправки, либо предлагает высокую цену. И если в Москве у предпринимателя есть возможность купить товар на МНПЗ или на свободном рынке, то где-нибудь в Рязани или Нижневартовске при попытке доставить бензин из другого региона транспортные издержки съедят с потрохами любую маржу бензоколонки.

«Проблема не в том, что нефтяники владеют какой-то частью АЗС в стране (по разным оценкам, 40-50%), а в том, что существует монополизация на уровне переработки, хранения и доставки. Ни один независимый владелец АЗС не имеет частного НПЗ, который бы перерабатывал нефть со свободного рынка»,— говорит Алексей Бураков.

Свободный рынок — это нефть, которую вертикально интегрированные нефтяные компании продают внутри страны сторонним покупателям. По оценкам ИЦ «Кортес», на него попадает лишь десятая часть всей добываемой в России нефти. С этой нефтью работают только два крупных завода — Уфимский и Московский НПЗ.

Кто сколько зарабатывает на топливе:

(структура цены Аи95)

1. Государство (налоги и акцизы) – 48%

2. АЗС (розница) – 17%

3. Нефтебаза (мелкий опт) – 18%

4. НПЗ (крупный опт) – 12%

5. Добытчик – 5%

С учетом того, что в нынешних реалиях пункты со 2 по 5 сосредоточены в одних руках (ВИНК) становится понятным, кто реально наживается на ценниках. В общем, как говорил один известный персонаж в одном известном мультфильме: «Это все от того, что кто-то слишком много ест!»